Клуб поклонников Екатерины Климовой
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Суббота, 29.07.2017, 14:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Поиск
Категории раздела
Мои статьи [5]
Мой профиль
Привет Гость мы очень рады что ты поситил наш портал

Сообщения:

Группа:
Гости
Время:14:47

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!


Главная » Статьи » Мои статьи

"7 Дней"
Екатерина Климова: «Я представить не могла, что стану мамой троих детей»
Автор: Михайлина Елена
04.06.2010

После выхода фильма «Тарас Бульба» журналисты меня не пощадили. Все с удовольствием обсуждали, не случилось ли у Игоря Петренко с красавицей полячкой романа? Как зритель я ценю, когда в кино есть любовь.
Если между героем и героиней возникает настоящая симпатия, картина, безусловно, от этого только выигрывает. И я видела, что у Игоря к Магдалене Мельцаж симпатия есть. В ее глазах также читалось явное расположение… Словом, на премьере я напилась одной из первых.

Вообще какая-то двойная история получается. Я всегда радуюсь успехам мужа. И «Тарас Бульба» — безусловная победа. Я давно осознала и то, что от мастерства Игоря зависит основной доход нашей семьи. То есть игра должна быть такой, чтобы зритель сопереживал, продюсеры заметили, картина собрала кассу… Настоящая симпатия тут только помощник! Потому что есть партнеры, с которыми тебе приятно играть. А если не повезет, ждешь не дождешься, когда же все закончится, потому что не можешь его полюбить в кадре, как ни старайся. Сделал то, что положено по профессии, и пошел по своим делам. И никому твоя работа тогда нервы не пощекочет, никто ее не запомнит…

В творческой жизни Игоря красивых партнерш было много. И если после каждой такой работы он возвращается домой, значит, любит меня. Все это я умом понимаю, но переживать меньше не научилась. Конечно, я не занимаюсь такой ерундой, как вынесение домашних вердиктов по поводу участия Игоря в постельных сценах, и никогда не присутствую на съемках этих сцен… Но ревную ужасно!

Может быть, оттого, что наши отношения завязались тоже на съемочной площадке, и мы на тот момент были несвободны… Мне бы не хотелось пережить подобное дежавю, но оказавшись по другую сторону баррикады.

— Вы долго прожили с первым мужем?

— С Ильей мы встречались с пятнадцати лет. Потом поженились, родилась дочка. И мне казалось, что так и должно быть: это я и это моя жизнь. Мы вместе взрослели, набивали шишки, старались ладить. Проблемы во взаимоотношениях начались, когда я поступила в театральный институт. Моя жизнь менялась… Илья привыкал к переменам с трудом. С актером из-за разницы в восприятии действительности жить, думаю, очень сложно. Но если бы мне кто-то сказал, что я заберу маленького ребенка и уйду к другому мужчине, я просто рассмеялась бы ему в лицо. Настолько все казалось нерушимым. Я не допускала и мысли, что могу влюбиться. Поэтому позже больше всех была удивлена, что смогла так поступить, настолько кардинально изменить свою жизнь...

С Игорем Петренко мы познакомились еще в институте. Не скажу, что он произвел на меня сильное впечатление.

Начинающие артисты, как правило, кроме себя, ненаглядных, вообще мало кого замечают вокруг. Он казался привлекательным внешне, и не более того. У него была своя жизнь, а у меня — своя… Словом, ничто не предвещало.

Был один-единственный странный момент, который потом мы с Игорем вспоминали много раз.Стояла очень теплая и какая-то удивительно разноцветная осень. Мы двумя курсами поехали в Ясную Поляну погулять. И почему-то гуляла я главным образом с Петренко. Было невероятно солнечно, под ногами шуршали опавшие листья всех оттенков золота. Я толком не помню, о чем мы тогда проболтали весь день, но впечатление оказалось стойким. Потом мы спокойно вернулись каждый в свой дом, и даже намеков на возможность каких-то отношений не возникло. Разве что наши с Игорем приветствия — в театральном институте принято здороваться даже с незнакомыми людьми — стали чуть более многозначительными. Потом мы столкнулись уже на площадке сериала «Московские окна». Мне как-то сразу вспомнилась поездка в Ясную Поляну. Но этим воспоминанием все и ограничилось, несмотря на то что в фильме мы играли пару. Мы уже оба состояли в браке с другими людьми. И наши и без того отдельные жизни разошлись еще дальше.

Любовь… не знаю, как еще назвать то, что с нами произошло, началась только на съемках продолжения этого телефильма. У меня на тот момент в семье было не все гладко. Возникла потребность разобраться, что происходит и почему так сложилось. С Игорем мы могли говорить часами напролет. И договорились до того, что не смогли расстаться, хотя он был очень сдержан на эмоции и долго не

позволял себе ничего, кроме пристального и очень особенного взгляда в мою сторону. Отец Игоря — военный, в их семье не принято бурно демонстрировать чувства, каждую секунду обниматься, целоваться... У нас же, напротив, — итальянский вариант, где все плачут, потом вместе смеются — словом, самые разные эмоции бурлят постоянно… Поэтому мне такая лаконичность в проявлении чувств была непонятна. Однако взгляды выбивали из колеи. В какой-то момент я поняла, что ничего не могу с собой поделать, да и не хочу...

Проект закончился.

Игорь находился в состоянии творческого подъема, его звезда только зажглась, вокруг появилось огромное количество людей, он купался во внимании женщин, телевидения и прессы. И мне казалось, что он в любом случае уйдет из своей семьи. Но не потому, что полюбил меня. Просто чтобы насладиться свободой, комплиментами, аплодисментами, жизнью. Я же — замужняя женщина с ребенком и всеми вытекающими отсюда проблемами. Так я пришла к выводу, что развитие наших отношений невозможно. И однажды, когда Игорь позвонил, я вежливо попросила, чтобы он больше этого не делал. Неожиданно Петренко сказал: «Хорошо».

Я растерялась. Мне было и смешно в тот момент и — обидно. Почему-то с самого начала я ему очень доверяла. А тут вышло, что на том и порешили, как говорится. Как потом объяснил Игорь, он понял, что я решила остаться с мужем. Что тут еще говорить? Больше никаких объяснений и разговоров у нас не было. Он не звонил мне, а я ему.

Я продолжала жить с Ильей и даже пыталась реанимировать нашу семью. Говорят же: женщина как обезьяна — не отпустит ветку, пока за другую не ухватится.

…Даже решенное расставание не могло заставить меня забыть Игоря. Я все время думала о том, что он делает. Мне хотелось быть причастной к жизни этого мужчины. Еду на машине и фантазирую: вот сейчас загорится зеленый, и он обязательно мне позвонит. Да, и до таких глупостей доходило. Игорь мне позвонил через год. Сказал: «Привет. Рад слышать твой голос». Я тоже очень обрадовалась и пригласила его вечером на премьеру своего спектакля. Игорь пришел. Конечно, играть я вообще не могла: премьера, Игорь в зале — словом, нервное напряжение зашкаливало. Я вообще человек очень эмоциональный, а в тот день у меня все на лице было написано.После спектакля мы встретились так, будто попрощались только вчера… Игорь рассказал, что расстался с женой, а я — что никогда больше не скажу ему фразы: «Не звони мне больше».

…Мы колесили по городу на машине, разговаривали, слушали музыку. Мне годится все подряд — от Вертинского до «квинов». Помню, Игорь тогда подарил мне диск с мелодиями из фильма с неоптимистичным названием «Реквием по мечте». Нашел, в общем, что подарить девушке! Музыка абсолютно депрессивная, но очень сильная. Я слушала, слушала… В тот день в Москве мело нещадно. И я сказала, что больше не могу так жить и мне, наверное, придется уйти от мужа. Сказала и страшно испугалась. А вдруг Игоря сложившееся положение дел устраивает? Я замужем, мы иногда видимся — так ведь куча народа существует. Но Игорь невозмутимо произнес: «Уходи».

Возвращаться домой было тяжело. Знаете, Игорь — отличный водитель, я себя комфортно чувствую на пассажирском сиденье, хотя сама тоже имею немалый водительский стаж. Как-то мы неслись с ним наперегонки. Зима, дорога скользкая. Но мы поймали кураж и не могли остановиться. Чудом не разбились: вылетели на встречку, а там — машина… В ту ночь мне надо было вписаться в один из самых сложных виражей собственной жизни, и я не знала, какой «грузовик» может вылететь мне в лоб за поворотом…

Илья долго терпел мою молчанку. Чувствовал отчуждение, но старался не замечать, надеялся сохранить семью. Когда я пришла домой, Илья спал с дочкой в обнимку на детской кроватке. Как же мне было плохо в тот момент! Когда я увидела их спящими, поняла: чего бы мне это ни стоило, все надо прекратить сию секунду. Я не имею права больше водить мужа за нос. Илья не сделал мне ничего плохого. Муж — хороший человек, которого я по меньшей мере уважаю. Он так любит нашу Лизу… И я сказала: «Илья, проснись». Поговорили мы тут же, сидя на детской кроватке. Мужества признаться в том, что я полюбила другого мужчину, не хватило. Сказала, что наши отношения зашли в тупик и нам надо на какой-то период расстаться. Уехала я с Лизой к родителям.

— Стало проще?

— Далеко не сразу. Я снималась в «Бедной Насте» по двенадцать часов каждый день. А ночами мы выясняли отношения — с мужем, с родителями, которые вообще не понимали, что происходит. Илья, не догадываясь об

истинных причинах разрыва, пытался наладить отношения, считал, что нам надо только чуть измениться — и все изменится. Деваться было некуда, и я во всем призналась — рассказала об Игоре. Как реагировал мой папа, пересказать не берусь: он в тот момент не ругался матом, он… на нем говорил. Во-первых, он в принципе не представлял рядом со мной артиста. Конечно, кричал, что у актеров таких Кать в каждом городе по десять штук, поматросит и бросит… Как и всякий отец, мой хотел обезопасить своего ребенка. «Ты же клялась, — гремел он на всю квартиру, — что никогда не свяжешь свою жизнь с артистом!» А я действительно так говорила, потому что еще в институте поняла, что артисты и мужчины — это два совершенно разных вида. И не потому, что с ориентацией непорядок, просто для актера нормальное и необходимое качество — гипертрофированный

эгоизм. Это же совершенно женская профессия! Во-вторых, у папы с Ильей сложились замечательные отношения. Забегая вперед, скажу, что они до сих пор общаются, папа дает ему какие-то советы и всегда рад его видеть.

Моя мама — настоящая теща, она всегда будет на моей стороне, что бы ни происходило. И тогда встала на мою защиту. Самым болезненным вопросом для всех была Лиза. Мама за нее переживала особенно сильно и очень мягко уговаривала «образумиться ради ребенка».
Мои родители вели доверительные разговоры с Ильей, я же не могла себе позволить быть откровенной с его мамой — мне было неудобно и стыдно за свой поступок. После того как муж узнал про Игоря, в нем проснулась злость. Я видела, насколько ему больно. Не хотела бы оказаться на месте своего супруга. Думаю, Илья плюс ко всему однолюб по сути. Ему очень тяжело пришлось. Папа мне рассказывал, что Илья даже грозился пристрелить Петренко. Я заявила, что сама отвечу за свои ошибки. И все. Потом уехала на какие-то долгоиграющие гастроли, и страсти потихоньку улеглись.

— Что было потом?

— Новый год, лучший в моей жизни! Мы с Игорем сняли квартиру, самую обычную однушку на Гиляровского. Она была абсолютно пустой и как нельзя лучше подходила для того, чтобы начать все с чистого листа. Кстати, основные перемены в моей жизни почему-то всегда происходят в самом начале очередного года… Тот праздник мы провели вдвоем. Помню, я была невероятно счастлива: нарыв вскрыт и все самое тяжелое осталось позади, в старом году.

— Разводиться побежали?

— Совсем нет. Расторгнуть брак мы с Ильей решились, когда смогли посмотреть друг другу в глаза и более-менее нормально поговорить. И случилось это только через год. Все ведь не так просто, точнее, совсем непросто… Тем более когда есть ребенок. Нужно было, чтобы прошло какое-то время, прежде чем мы нашли в себе мужество и мудрость пойти на компромисс. Есть дочь, и если мы ее любим, значит, надо сохранять человеческие отношения, прощать и понимать, чего бы это ни стоило.

Конечно, я виновата. В частности, в том, что сейчас Лиза задает вопросы из разряда «Почему папа живет не с нами?» Когда-нибудь, позже, я расскажу ей свою историю, и, возможно, она меня поймет и простит. Сейчас же дочка с радостью рассказывает всем, что у нее целых четыре мамы. Обеих бабушек она упорно называет мамами, плюс я и крестная. Растили-то ее все вместе. Мне очень повезло, что Лиза — абсолютный космополит. Я не помню, чтобы она капризничала, когда я или Илья уезжали. Она прекрасно себя ощущает почти во всех жизненных ситуациях и этим не причиняет мне моральных переживаний, что я, возможно, сделала своего ребенка несчастным. А может, я себя просто так успокаиваю…

— Поэтому вы с Игорем долго не решались пожениться?

— На мне процедура расторжения брака оставила такой след, что от загса я долго шарахалась как черт от ладана. У Игоря тоже не наблюдалось особенного желания бежать под венец. Хотелось просто жить. Конечно, прошло время, и «послевкусие» развода притупилось. Кроме того, появлялись на свет дети и возникла необходимость узаконить отношения, чтобы как-то упорядочить жизнь. Каждый раз усыновлять собственного малыша и объяснять, почему у всех разные фамилии, — ужасно утомительное занятие. Мы живем в стране диктата справок и бумажек, плюс мы с Петренко — многодетные родители, следовательно, имеем право на разные привилегии. Сказала, и самой смешно стало: добиться их в нашей стране, по-моему, нереально.

Решение отправиться в загс пришло к нам разом. И снова накануне Нового года. Пошли — и расписались. Игорь снял президентский «люкс», где мы это событие и отметили вдвоем. А потом отправились к друзьям — праздновать 31 декабря. Они сказали, что мы зажали свадьбу и поэтому «горько!» кричать отказываются.

— Как вы решились на то, что детей будет много?

— Они как-то все не спросясь родились. А если серьезно, никогда даже представить себе не могла, что стану мамой троих детей… Вот Игорь действительно мечтал о большой семье. Но с мужьями ведь какая история — они очень рады и… пошли по своим делам. Хотя на самом деле меня делала счастливой уже сама реакция Игоря и всей нашей семьи на очередное сообщение о моем интересном положении. Все мои близкие очень искренне радовались. Это — счастье.

В первый раз мы собрали родителей, вывезли их на пикник и сообщили, что

у нас будет ребенок. Все заулыбались. Когда уже во второй раз пригласили выехать на природу, родня немножечко насторожилась. Мы сообщили о том, что семейство снова увеличивается. Недавно решили просто вытащить всех на шашлыки. Звоню своим. «Что, опять?!» — воскликнула мама. «Нет, это просто пикник», — успокаиваю. «Точно?..» В общем, спасибо им всем огромное за то, что дают возможность мне работать — ездить на гастроли и съемки. Без помощи бабушек и дедушек вряд ли у нас что-то могло получиться.

Я верю в то, что появление детей и их количество определяются не нами. Мир не хаотичен. Во всем есть логика. Мы ждали рождения Матвея. Даже не помню, из-за чего в тот день с Игорем поспорили. Когда женщина беременна, ее гипертрофированный эгоизм вместе с животом идет впереди нее. И вот приезжаем на плановый осмотр и там же ссоримся. Ходили вокруг больницы и без конца выясняли отношения. За нами увязалась какая-то облезлая дворняга. Она облаивала всех прохожих и делала вид, что охраняет нас. А когда кашляла, отходила в сторону, будто ей неловко дохать рядом с беременной. Смешная псина нас развеселила. Мы вспомнили, что на дворе Год Собаки, и помирились. Доктор меня осмотрел, а уже по дороге домой я поняла, что надо собирать вещи и возвращаться в больницу.

Когда мы подходили к родильному отделению, кашляющая дворняга лежала на крыльце. Нянечка спросила: «Это с вами, что ли?» «Нет, — говорю, — не наша». А псина ждала нас, дождалась, пока мы приехали, а потом куда-то исчезла. Я благополучно родила Матвея, а на следующий день умерла моя собственная собака Бесса...

Когда отправилась рожать уже второго сына, Корнея, моя бабушка находилась в состоянии комы. Я ничего не знала — родители решили меня лишний раз не волновать. Она умерла через три дня после рождения нашего младшего мальчика. В пространстве все время происходит какое-то очень выверенное взаимозамещение: одно появляется, а другое навсегда нас покидает. Для кого-то это просто совпадения, а для меня — знаки судьбы, которые я постоянно читаю.

— Вы с Игорем во всех статьях получаетесь какими-то образцово-показательными. Неужели с тех пор все гладко?

— Мы действительно молодые, успешные и любим друг друга, но не спешите завидовать — такое счастье не всем по зубам. Больше скажу, почему-то именно после выхода очередной

статьи о том, какие у нас расчудесные отношения, мы ссоримся! Страсти кипят такие, что мама не горюй. Игорь — вообще человек спокойный и раньше на меня как на инопланетянку смотрел, недоумевая, как это возможно так себя вести. Помню, однажды разозлилась и швырнула в лобовое стекло бутылочкой с детским соком. Зачем — сама не знаю. Стекло почему-то потрескалось, хотя странно — от малюсенькой бутылочки-то… Муж мне ни слова не сказал по этому поводу. Иногда мне кажется, что я стала рядом с ним спокойнее, а Игорь, напротив, — эмоциональнее. Еще года три назад, поддавшись секундной слабости, я сообщала о своем уходе навсегда, натягивала сапоги на босу ногу и топала в ночь. Это регулярно практиковалось до тех пор, пока детей не стало трое. Представить, что я сейчас их всех разбужу и с мамками-няньками потащу на улицу…

Будет настоящая комедия. Игоря же очень сложно заставить куда-то уйти. Ляжет на диван и все в себе держит. Кстати, раньше этим он выводил меня из себя окончательно. Я не понимала: либо ему просто все равно, либо нравится надо мной издеваться. Оказалось, что порой он даже больше меня переживает, просто никогда этого не покажет. И мне начало нравиться это несовпадение темпераментов, потому что мужчин-истериков я не переношу. Особенно таких, которые способны швырнуться соком.

Раньше я обижалась, что Игорь какой-то совсем не ревнивый. Со временем поняла, что это идет от его фантастической уверенности во мне. И я стараюсь быть похожей, потому что ему нельзя не верить… Игорь нравится слишком многим женщинам. Я вижу, что любовь поклонниц остановить невозможно, да и не нужно… На гастролях в Иркутске в два часа ночи выходим с мужем из гостей, а у подъезда на морозе девушка в коротенькой юбке и с букетом цветов. Ни капли не переживая по поводу моего присутствия, говорит Игорю: «Поедем в гостиницу!» Увидев мой откровенно очумелый взгляд, она, правда, добавила: «Вы тоже можете поехать…» Против таких проявлений женской любви у меня все-таки выработался иммунитет, но, увы, до олимпийского спокойствия артиста Петренко мне в этом смысле далеко.

Хотя ссориться в последнее время сложновато стало — то дети рядом, то няни. Неудобно. И отношения наши перешли в иное качество. Ведь как бывает: проходит первая страсть, и кажется, что все кончилось. Потом понимаешь, как много этот мужчина значит в твоей жизни. Начинаешь что-то в нем видеть из того, что не замечал

раньше. И знаете, я не разочаровываюсь, все больше узнавая своего мужа. Иногда мне даже кажется, что каждый раз на новой волне я влюбляюсь в него заново. Правда… Я всегда считала себя карьеристкой. Жила с этой установкой. Нас в институте учили, что у великой Ермоловой не было детей, потому что она всю себя отдала сцене. И это круто. Тогда я полагала, что такой путь верен и я к нему готова. А оказалось, что для меня гораздо важнее состояться в жизни как мать и жена. Мне хочется жить где-нибудь на берегу моря и тупо ничего не делать или писать картины и стихи, вышивать крестиком, да просто существовать рядом с детьми и мужем! Я тут поймала себя на мысли, что созрела все бросить, если Игорь мне скажет: «Поехали на край света». Поняла, что действительно готова любоваться закатами и растить помидоры.

— То есть и актерское соперничество обошло вашу семью стороной?

— Я не знаю ни одного человека, который не любил бы Игоря. Когда мы начали жить вместе, появилось чувство, что рядом с ним я… растворилась. Мы общались только с друзьями Игоря. Даже люди, которые были в меня когда-то влюблены, теперь встречали вопросом: «Как у Игоря дела? Передай ему привет! Он такой замечательный!» Уяснить и принять то, что ты живешь рядом с мегаличностью, оказалось сложно. В нашей профессии часто встречаются пары, где один из супругов не снимается после свадьбы нигде и никогда. Если мужчина лидер, то женщина уходит на второй план, и наоборот. Это, мне кажется, жестоко — складывается ощущение, что ты перестаешь существовать. Срыв случился только однажды. После рождения Матвея у меня не было предложений в кино. Оставалась лишь работа в театре, где у нас с мужем есть совместный спектакль «Ленинградский романс» по пьесе «Мой бедный Марат». А Игоря тогда кинорежиссеры просто на части рвали, и он не смог выделить время на спектакль. И меня занесло. «Ты понимаешь, что сейчас это моя единственная возможность выйти на сцену?! — в отчаянии кричала я. — Да, я родила ребенка. Но я хочу работать! Если ты не можешь поддержать меня, отыграв несчастные два раза в месяц, тогда кто? Ты понимаешь, что я теперь твоя женщина и никто не будет заниматься моей карьерой!» Ни для кого не секрет, что режиссеры или продюсеры предпочитают снимать в своих фильмах собственных жен, редко кому приходит в голову пригласить чужую. Я никогда не просила рекомендовать меня в проекты, в которых «ставят на Игоря», потому что он ни за что на это не пойдет. предложений в кино. Оставалась лишь работа в театре, где у нас с мужем есть совместный спектакль «Ленинградский романс» по пьесе «Мой бедный Марат». А Игоря тогда кинорежиссеры просто на части рвали, и он не смог выделить время на спектакль. И меня занесло. «Ты понимаешь, что сейчас это моя единственная возможность выйти на сцену?! — в отчаянии кричала я. — Да, я родила ребенка. Но я хочу работать! Если ты не можешь поддержать меня, отыграв несчастные два раза в месяц, тогда кто?
Ты понимаешь, что я теперь твоя женщина и никто не будет заниматься моей карьерой!» Ни для кого не секрет, что режиссеры или продюсеры предпочитают снимать в своих фильмах собственных жен, редко кому приходит в голову пригласить чужую. Я никогда не просила рекомендовать меня в проекты, в которых «ставят на Игоря», потому что он ни за что на это не пойдет. Все это время Игорь молча курил. Не знаю, понял ли он меня тогда или нет, но я, после того как выговорилась, отчетливо поняла: спасибо, что в принципе разрешает заниматься мне профессией. Другой бы мог сказать, что жена должна сидеть с детьми и носа не высовывать… Больше эта проблема в нашей семье не поднималась. Игорь не только считается с моими потребностями — мне кажется, ему тоже комфортно с женщиной, не просто смиренно ждущей, когда он вернется со съемок, а которая сама тоже что-то делает и у нее есть свои пусть маленькие, но победы и поражения.

— Вы же в каком-то фильме даже в положении работали…

— Легче назвать картины, в которых я снималась, не будучи беременной. Кажется, уже и режиссеры привыкли к

мысли, что актрисе Кате Климовой всегда надо чем-то маскировать живот.

В фильме «Мы из будущего» я снималась на седьмом месяце. Приятная была работа. Все со мной нянчились: приносили стульчики, добывали домашний творог с медом... Картина по составу мужская, женщина всего одна — я. По роли, а я играла медсестру, нужно было таскать на себе раненых, и все за меня очень переживали. Сначала подобрали актрису-дублера, чтобы прыгала-носилась вместо меня. Но едва я увидела ее, бегущую и кокетливо размахивающую ладошкой, сказала: «Побегу сама!» И лишь когда ее заменили каскадером из Канады, я смогла успокоиться по части самоличного выполнения трюков. Я и Игоря постоянно ругаю за то, что он лезет в епархию каскадеров. Но сама часто удержаться не могу. На съемках «Антикиллера» меня спросили: «Будешь прыгать с сорокаметрового моста?» Я тут же отозвалась: «А надо? Ну давайте!» Спасибо, все-таки решили обойтись без этой сцены.

— Говорят, вы и в седле, и на горных лыжах…

— Верхом ездила и даже бегала на ипподром заниматься, но это было давно. А с лыжами — вообще не история, а песня с припевом. В прошлом году Игорь загорелся идеей поехать в первый раз кататься на горных лыжах во Францию. Я решила сделать ему сюрприз. Тайком от мужа тренировалась на крытой трассе. За две недели взяла приличное количество уроков и думала, что на курорте Игорь рот откроет от удивления, увидев, какая я смелая и ловкая.

Приезжаем мы в эти Альпы… Игорь встает на лыжи и, будто всю жизнь спускался с гор, мчится по какой-то «черной», то есть самой сложной, трассе. А я как увидела спуски и повороты, поняла: ни за что вниз не съеду. Меня просто парализовало от страха, по щекам потекли слезы, даже температура поднялась. Я начала стаскивать злосчастные лыжи прямо на горе. Наши друзья стали мне объяснять, что без них я вообще провалюсь в снег и не слезу с горы никогда. Конечно, это была наглая ложь, но именно она заставила меня кое-как спуститься. Если бы я не тренировалась, меня, наверное, пришлось снимать с горы вертолетом. Когда я призналась Игорю, что брала уроки в Москве, он был крайне удивлен: поверить в это было невозможно.

— Катя, вы что-то не очень похожи на трусиху…

— У меня есть такая черта: если ситуация больше обидная, чем опасная, могу и разрыдаться, и вообще выдать «кисейную барышню», но в по-настоящему серьезных обстоятельствах мобилизую всю силу духа. И заставить меня распустить сопли очень сложно. На эту тему у меня есть шикарная и очень смешная история про собственное восемнадцатилетие.
Праздновать день моего рождения собрались всей семьей — мама, папа, бабушки, сестра с мужем. И вдруг, как в кадре: дверь слетает с петель, и в дом врываются люди с оружием и в масках. Нас связали и положили всех лицом в пол, включая щенка питбуля, который, кстати, лежал очень смирно. Мною внезапно овладело какое-то жуткое оцепенение. Полное ощущение «сюра»: это не со мной, с моими родными не могут поступить, как в дурном кино. В голове одна картинка сменяла другую: вот ствол пистолета прикасается к голове мамы, вот он поворачивается в сторону бабушки… Словом, когда я поняла, что нас хотят только ограбить, обрадовалась ужасно! И… начала общаться с налетчиками. Они мне даже вернули золотые часики и кулон, который папа подарил на день рождения. Один, помню, вынул нож из праздничного торта и аккуратно вытер о скатерть. «Теперь убивать нас будете?» — спрашиваю. «Конечно, — ответил бандит. — Пожила восемнадцать лет — и хватит». То есть мы даже пытались шутить. Он положил нож рядом со мной и сказал, что через пятнадцать минут я могу всех освободить. Я бодро заявила, что они могут на меня рассчитывать.

— В прессе постоянно упоминают о горячем характере вашего мужа — то он с кем-то подрался в кафе, то получил травму на съемках…

— И ноги ломал, и руки… Но он же не один такой! Вообще, думаю, мужчинам это свойственно. Такой уж у них способ обновления крови. Все же обычно сопровождается какими-то ресторанами, весельем, кто-то не так посмотрел, не то сказал — ерунда, одним словом. Но я знаю, что Игорь никого не будет нарочно провоцировать на скандал. Наоборот, он в компании всегда выполняет роль миротворца, старается урегулировать конфликт. Но если уж какой-то замес, как говорится, пошел, то бить он будет первым — убегать не в его правилах. На самом деле я очень боюсь таких ситуаций. Серьезно боюсь. Дело в том, что Игорь очень похож на моего отца — начиная с внешности и заканчивая привычками. Отец, не задумываясь, отдаст другу последнюю рубашку, и муж мой такой же. Когда я впервые увидела, как Игорь, не разуваясь, пробежал на кухню, подумала — да, это серьезно. Потому что мой папа всю сознательную жизнь так делает! Помню, как мама всегда ругалась: «Я только вымыла полы, а ты опять в ботинках!..»

Так вот, у моего отца была ситуация, которая сломала ему жизнь. В ресторане кто-то что-то сказал… В итоге — групповая драка. Человек, с которым папа тогда схлестнулся, оказался милиционером, одетым в штатское. Он умер наутро. Папу обвинили в непредумышленном убийстве. Он попал в тюрьму на очень большой срок. Нам с сестрой мама на протяжении всего нашего детства говорила, что отец в командировке. Правду мы узнали, только когда подросли.

— У вашего мужа тоже была в жизни история, связанная с гибелью человека…

— Мне тут нечего сказать, потому что

меня тогда с Игорем рядом не было. Даже в семье мы эту тему не поднимаем: я вижу, что для мужа это слишком тяжелые воспоминания. Тем более я не буду это делать публично.

Поэтому когда мне начали названивать журналисты с вопросами про драку, в которой Игорь сломал руку, я отмалчивалась. Меня же там не было, какие я могу знать подробности? Я видела только, так сказать, итог. И, как любая любящая женщина, делала уколы, давала мумие и варила холодец. Вот и все. Но в голове, конечно, выстраивалась аналогия с папой, и я дико испугалась последствий, которые гипотетически могут возникнуть после глупой ресторанной свары.

Иногда мне кажется, что Матвей, которому три года, и Игорь, которому тридцать, совершенные копии. Вечно будут ломать руки, ноги и носы, и как бы я ни хотела это изменить, вряд ли это в моих силах. Как говорила одна моя героиня: «Мальчик, мальчик, мальчик, а потом — бац! — и уже старик». Так что у меня четыре ребенка. Это женщина может успеть постирать, погладить, приготовить, сыграть в кино, в театр смотаться на репетицию, ребенка родить... А мужчина приезжает как герой с загипсованной рукой, и… надо бросаться его спасать. По крайней мере мой муж себя совсем не жалеет. Ему совершенно не свойственно следить за здоровьем. И вот ты его лечишь, восстанавливаешь, а он курит по три пачки в день, простужается на съемках, потому что бегает там в одной майке, накуролесит где-нибудь и что-нибудь сломает.

Однажды супруг приехал ночью со съемок. Слышу, шуршит лекарствами. Понимаю — опять! — но делаю вид, что не замечаю его копания в аптечке. «Кать, — говорит, — не поможешь найти...» «Нет, я замучилась тебя лечить», — повернулась на другой бок и заснула. И как-то даже смешно стало, что я ему так сказала... Не потому, что Петренко весь больной, а потому, что он просто себя совсем не бережет. Заставить-то его быть благоразумнее я не могу. Так что мне остается только молиться, чтобы его миновала неприятность оказаться в ненужном месте в неподходящее время.

Я и правда верю в то, что все наши поступки чреваты последствиями. Даже дурацкие случаи с его переломами — это завершение некоей уже начавшейся истории. Весьма, кстати, загадочной. Игорь по восточному гороскопу — Змея. Как-то друг, возвратившись из поездки по Китаю, привез ему сувенир — деревянную змею. Игорю почему-то не понравилось, как у змеи глаза расположены, он взял перочинный ножик и давай ей морду переделывать. У Петренко вообще руки из правильного места растут, он многое сам может смастерить. Я обратила внимание на процесс, когда муж уже с упоением ковырял ножом змеиные глазки. Мне показалось, что это не очень хорошо. Да и змее такая смена имиджа была не к лицу, и я отняла у Петренко несчастное животное. Буквально на следующий день Игорь поехал на пробы фильма «Волкодав». Ему там обрили полголовы, чтобы парик лучше сидел, и поменяли цвет глаз. С линзами занесли какую-то инфекцию... Глаза потом болели очень долго.

Следующая «змеиная» история не заставила себя долго ждать. Дело было 8 Марта. Заболела наша Лиза, поэтому Игорь отправился поздравлять жену Паши Майкова Марию с днем рождения один. Ко мне приехала Татьяна Лютаева, и мы заболтались. Я не заметила, как дети взяли злосчастную змею и отодрали фрагмент от правой стороны фигурки… Когда все-таки обратила внимание на «покалеченную» змейку, где-то внутри кольнуло нехорошее предчувствие. В два часа ночи мне позвонили и сказали, что Игорь сломал правую ногу. Тут уж стало совсем жутко. В панике я поселила змею на самой верхней полке шкафа, где теперь у нее гнездо, до которого никто не доберется. Хотя, честно признаться, непонятно, что с ней теперь делать. Выкинуть — страшно. Это же не просто сувенир, а нечто такое, к чему без необходимости лучше не прикасаться из-за последствий, которым можно сильно не обрадоваться.

— Катя, как вы все успеваете?

— Не успеваю, несмотря на то что мне

помогают все! Счастье — иметь большую семью, особенно когда приезжают сестры с племяшками и мы все вместе садимся за большой стол. Но бывают и такие дни, когда с утра не знаешь, за что хвататься — то ли Лизе косу заплести, то ли мужа завтраком накормить, младшего к доктору собираю, среднего — к бабушке... Только когда всех выпроводишь, вспомнишь, что саму уже двадцать минут ждет машина. И снова стоишь и думаешь — то ли кровати заправлять, то ли посуду помыть, то ли ноги эпилировать, потому что, как назло, именно в этот день съемка постельной сцены! Вот такая она, жизнь российских «звезд».

— Трудно представить, что с такой жизнью вам удается выкроить время для отдыха...

— Не поверите, но до сих пор очень

люблю кататься с Игорем по городу. Если удается сбежать из дома, когда дети разобрались по подушкам и заснули, то мы прыгаем в машину и едем куда глаза глядят. За окном падает снег, из динамиков звучит какая-то музыка, мы болтаем ни о чем… Словом, все так, как начиналось несколько лет назад...
Категория: Мои статьи | Добавил: Жизель (26.08.2010)
Просмотров: 1136 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Наш опрос
Любимый фильм с участием Екатерины?
Всего ответов: 97
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz